В связи с приближением немцев в 1915г. к Варшаве университет поспешно эвакуировался в Москву и расположил свою канцелярию в одном их корпусов Московского университета.

В середине июля было получено указание из Министерства о том, что вопрос о месте работы в следующем учебном году передается на рассмотрение Совета университета.

Со своей стороны Министерство полагало возможным организовать занятия по историко-филологическому, юридическому факультетам и математическому отделению физико-математического факультета в Москве, а по естественному отделению и медицинскому факультету - в Саратове или Казани.

Но такое решение вопроса не устраивало ни Москву, ни Саратов, ни Казань, ни Совет Варшавского университета.

Уполномоченные от г.Саратова (городской голова и ректор университета) в переговорах с руководителями Варшавского университета предложили перевести его, за исключением медфака, в Саратов. Руководители Варшавского университета настаивали на переводе всех факультетов в Саратов, но согласия на это не получили. Казанский университет отказался принять Варшавский университет из-за стесненности в помещениях. В Москве тоже трудно было найти помещения и лаборатории для занятий. Наиболее подходящим местом оказался Ростов-на-Дону, представители которого предложили вполне приемлемые условия.

Еще в 1910г. ростовчане ходатайствовали об учреждении в городе университета с одним медицинским факультетом, предлагая при этом 2 млн рублей и землю для постройки зданий. Но царское правительство отказало в этой просьбе.

Когда стало известно, что Варшавский университет должен временно переехать в один из периферийных городов, было решено пригласить его в Ростов.


Николай Васильевич
Парийский

Инициатором постановки этого вопроса перед городской управой был главный врач Ростовской больницы

Николай Васильевич Парийский (1858-1923)

бывший приват-доцент медицинской академии, впоследствии профессор Донского университета.

Свою научно-педагогическую деятельность Н.В.Парийский начал в Петербурге. Будучи приват-доцентом Медицинской академии, он опубликовал ряд работ в области ортопедии.

Переехав затем в Ростов и став главным врачом городской больницы, он в течение 15 лет до переезда университета возглавлял работу хирургов и учил студентов, приезжавших на практику в больницу. Впоследствии в Донском университете он стал профессором ортопедии и редактором отдела журнала "Медицинская мысль".

Врач Н.В.Парийский, будучи командированным в Москву, явился к ректору профессору С.И.Вехову и предложил перевести Варшавский университет со всеми факультетами в Ростов-на-Дону. После получения принципиального согласия он отправился в Министерство народного просвещения.

Из письма Н.В.Парийского от 27 июля, присланного на имя ректора из Петрограда, и из приложенной к письму телеграммы из Ростова видно, что Министерство отнеслось сочувственно к предложению о временном переводе университета в Ростов и что частное совещание гласных Ростовской Думы 25 июля единогласно постановило :

"... дать в Ростове приют всему Варшавскому университету; для медицинского факультета помещения уже имеются, а для других факультетов городское управление обязуется срочно приготовить все потребные помещения".

Обратимся к очевидцу Г. Г. Жамгоцеву, тогда в 1915 году ординатору Николаевской больницы. Все происходило почти по роману М. Булгакова "Мастер и Маргарита".

... Июльское солнце медленно катилось на запад. В душном парке Николаевской больницы пахло жасмином и давно отцветшей сиренью. Ординатор Григорий Георгиевич Жамгоцев после трудного дня пил чай на террасе административного здания близ журчащего фонтана. В это время к воротам Николаевской больницы подошли три господина. Один из них, несмотря на лето, был одет по-осеннему - в галошах и с зонтом... Итак, завязка состоялась. Все трое были профессорами медицинского факультета Варшавского университета, искавшего "землю обетованную". Один из них был профессор А. А. Колосов, декан медицинского факультета, второй - профессор Н. И. Мухин, известный специалист по частной патологии и терапии, открывший в мозгу особую область, получившую впоследствии название "центр Мухина". С ними был и господин в галошах - профессор П. В. Никольский, известный специалист по кожным заболеваниям. Озадаченный Жамгоцев распахнул перед высокими гостями все двери. Осмотрев корпуса, совместно с прибывшим по вызову Н. В. Парийским, "великолепная четверка" тут же на месте и решила принципиальный вопрос о размещении на территорий больницы медицинского факультета Варшавского университета. И это все прошло, без особых "утрясок", согласований и прочей чиновничьей волокиты.

12 августа 1915г. состоялось два заседания Совета университета, на которых обсуждался доклад делегации и решился вопрос о переводе университета. На первом заседании присутствовали только члены Совета, которые единогласно, при одном воздержавшемся, признали желательным перевод.

Так был решен вопрос о переводе Варшавского университета в Ростов-на-Дону.


Здание университета с 1915 по 1930г.

До перевода университета в Ростове-на-Дону не было ни одного научно-учебного заведения, ни одного человека с ученой степенью и званием. С переездом Варшавского университета здесь сразу оказался большой коллектив ученых.

С конца сентября 1915 г. университет развернул большую организационно-хозяйственную работу по подготовке к началу учебных занятий. Несмотря на трудности военного времени, все же удалось многое сделать. Под руководством профессора А. Р. Колли в здании физмата были созданы физические лаборатории, где уже в 1916г. развернулась серьезная научная работа. Профессор И. Ф. Пожариский со своими сотрудниками в течение 2 лет создал в Ростове-на-Дону первый в стране по величине и оборудованию патолого-анатомический институт.

Вскоре были приспособлены для учебных занятий и другие здания.

Срочно нужно было создать и библиотеку. Университет обратился в другие университеты, в Академию наук, в крупнейшие библиотеки с просьбой выслать дубликаты книг. Профессора написали письма своим коллегам. Эти просьбы не остались без внимания.

В 1915/16 учебном году в университете училось 2205 студентов, из них

Из этих данных видно, что дети рабочих и беднейших крестьян Ростова и области Войска Донского могли только мечтать об университетском образовании.

1 декабря 1915 г. в университете открылось чтение лекций. Преподавание велось то тем же кафедрам и в том же объеме, что и в Варшаве.

В Ростове университет развернул большую организационную и научно-просветительную деятельность. Профессорами и преподавателями были созданы

Возобновили работу научные общества, существовавшие в Варшаве, в них приняли участие врачи, преподаватели, инженеры. В 1916 г. было издано 6 выпусков «Варшавских университетских известий», начали печататься работы профессоров. Многие профессора выступали с научно-популярными лекциями перед широкими аудиториями. Все это, конечно, оказало положительное влияние на культурный облик Ростова.

В то время в Ростове насчитывалось около 200 тысяч жителей и 50 тысяч жителей в Нахичевани. Город становился крупным промышленным центром, рабочий класс Ростова уже в начале XX века, и особенно в 1905 г., показал свою политическую зрелость в борьбе с царизмом .

В 1915—1916гг. волна забастовок охватывала одно предприятие за другим. Во главе рабочего движения стоял Ростово-Нахичеванский-на-Дону комитет РСДРП.

Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г., приведшая к свержению царизма, всколыхнула народы России. По-разному отнеслись к ней различные слои студенчества и профессуры Ростова, но в массе своей учащаяся молодежь приветствовала происходившие в стране события.

Вскоре после февральской революции начала выходить газета «Красное знамя»— орган социалистического студенчества Ростова (в библиотеке ИМЛ имеются № 2 от 9-IV и № 7 от 24-V 1917 г.). Редакция газеты помещалась в главком корпусе университета. Газета резко критиковала буржуазную печать, кадетов и прогрессивный блок и защищала Советы, 8-часовой рабочий день.

17 апреля в театре Машонкина состоялось многолюдное собрание студентов всех высших учебных заведений. Обсуждался вопрос об участии студенчества в трудовой повинности и в агитации среди крестьянства в целях подготовки его к выборам в Учредительное собрание. Вынесена следующая резолюция, предложенная студенческим революционным комитетом:

"Признавая, что на священной обязанности всей демократии лежит в настоящее время работа по закреплению и углублению завоеваний революции, общее собрание студентов и студенток всех высших учебных заведений Ростова постановило с 17 апреля занятия и экзамены во всех высших учебных заведениях Ростова временно прекратить. Все студенты и курсистки считаются переведенными на следующий курс. Выпускным курсам предоставляется право продолжить экзамены и занятия до окончания курса.

Студенты и профессора обязуются во имя народных интересов в будущем учебном году наверстать потерянное время.

Студенчество вводит для себя нравственно-обязательную трудовую повинность:

Постановление обязательно и для групп студентов, составляющих меньшинство и не присоединившихся к решению большинства".

На этом же собрании рассматривался и вопрос «Об отношении к администрации высших учебных заведений Ростова».

Собрание постановило:

  1. "Выражая полное недоверие всей административной коллегии ростовских высших учебных заведений, поручить студенческому революционному комитету немедленно приступить... к расследованию всех действий администрации высших учебных заведений Ростова и... сместить лиц, занимающих высокие административные посты в вузах, которые окажутся не заслуживающими доверия.
  2. Совместно с общественным комитетом принять меры к опечатанию и охране всех дел, хранящихся в канцелярии ректора".

Как реагировали профессора на эти решения студентов видно из протокола экстренного заседания Совета университета от 19 апреля 1917 г. Совет постановил:

  1. " Выразить от имени Совета сочувствие студентам 1, 2 и 3 курсов историко-филологического, физико-математического, юридического факультетов и 1, 2, 3 и 4 курсов медицинского факультета, желающим послужить Родине непосредственной работой среди населения.
  2. Перевести всех студентов на следующие курсы условно, с обязательством сдать экзамены в течение следующего учебного года в сроки, устанавливаемые согласительными комиссиями, состоящими из представителей от преподавательского персонала и студенчества".

Так как Совет на этом заседании не высказал своего мнения по вопросу об администрации университета и ректор С.И.Вехов продолжал оставаться на своем посту, то президиум общестуденческого собрания 29 сентября 1917 г. направил в Совет университета заявление, в котором говорилось:

"Общее собрание учащихся высших школ г. Ростова-на-Дону, подтверждая свое решение от 17 апреля с.г. о необходимости ухода с высших административных, университетских постов лиц, не соответствующих условиям нового времени, поддерживает требование студенческого революционного комитета об оставлении профессором Веховым поста ректора и, принимая во внимание категорическое заявление С. И. Вехова о его отставке, постановляет добиваться, чтобы при выборах нового ректора было принято во внимание мнение студенчества... Совету профессоров предлагается дать ответ по данной резолюций не позже 5 октября с. г.".

Обсудив это заявление, Совет университета постановил:

  1. " своевременно произвести выборы ректора на точном основании закона;
  2. уведомить президиум общестуденческой сходки, что, согласно основным принципам академической автономии, выборы профессоров и других преподавателей, а равно выборы ректора и других должностных лиц университетского управления составляют исключительное право академической корпорации, что эти принципы находятся в полном соответствии с общими началами свободы, характеризующими демократическое государство и что участие учащихся в актах избрания членов ученой коллегии противоречит и закону, и академическим традициям, и соображениям педагогической целесообразности...".

Временное буржуазное правительство не ставило перед собой задачу коренного преобразования высших учебных заведений страны, поэтому его вполне устраивала и та администрадия университета, которая была в царской России. Вот почему ректор Вехов продолжал оставаться на своем посту.

События, развернувшиеся в дальнейшем в стране, внесли существенные коррективы и в жизнь университета.

Не успели мероприятия Советской власти коснуться Донского университета, как в декабре 1917 г. Ростов был захвачен войсковым атаманом Войска Донского генералом Калединым.

После изгнания из Ростова отрядов Каледина Донская Советская республика во главе с Подтелковым просуществовала недолго (февраль—апрель 1918 г.). Белогвардейцы, захватив власть на Дону, проявили «заботу» и о Донском университете.

Прежде всего приказом атамана Краснова от 5 сентября 1918 г. университету было присвоено имя помощника Каледина — М.П.Богаевского. В 1919 г. войсковой атаман утвердил новый устав для Донского университета, направленный на борьбу с революционной частью студентов и преподавателей.

В устав внесли раздел «О церкви и притче», чего не было даже В прежнем реакционном уставе. Новый устав требовал также, чтобы 70% всех мест отводилось донским казакам. Был введен обязательный курс лекций «религиозно-философские искания человечества в их историческом развитии». «Забота» о Донском университете всех белых правителей Дона, начиная с 1918 г. и до изгнания их из Ростова, проявлялась и в том, что 1-й и 2-й этажи главного корпуса были заняты под штаб белой армии.

После Октябрьской революции 1917 г. большинство профессоров Донского университета заняло позицию, враждебную Советской власти.

Часть профессоров и преподавателей в то время оказывала активную помощь Каледину, Краснову, Деникину, а некоторые из них даже работали агентами-осведомителями ОСВАГа и выдавали революционеров — преподавателей и студентов, проводивших революционную работу в тылу у белых.

Этот период был чрезвычайно тяжелым для университета: беспощадно подавлялось все передовое, неоднократно проводились мобилизации студентов в белую армию. В конце 1919 г. белые объявили мобилизацию и преподавателей, но не успели лровести ее.

Отопление и электрическое освещение университетских зданий действовали с большими перебоями. Профессора и студенты приходили на занятия со своими свечами и лампами и сидели на лекциях в шубах, так как температура в аудиториях часто опускалась до пяти градусов мороза.

Но такому положению пришел конец. В январе 1920 г. Красная Армия выгнала их из Ростова, а затем и со всей территории страны. Перед Донским университетом открылись новые перспективы.

2 августа 1818г. В.И.Ленин подписал декрет о правилах приема в высшие учебные заведения, открывший двери ВУЗов для всех граждан Советской республики, отменивший плату за обучение и снявший всякие ограничения для женщин.

С этого времени в центральных областях Советской России начинается реформа высшей школы, направленная на советизацию и пролетаризацию ее. Но в Ростове-на-Дону за краткий период существования Советской власти в конце 1917 и в начале 1918 г. не было возможности заняться преобразованием университета.

В январе 1920 т. под ударами Красной Армии белые бежали из главного очага южной контрреволюции - Ростова-на-Дону. Город навсегда стал советским.

Сразу же после занятия Ростова красными войсками, их представитель вручил ректору университета охранную грамоту. Помещения были приведены в порядок и полностью предоставлены для научных и учебных целей. Дополнительно выделили помещения для научной библиотеки.

Необходимо было

Большинство профессоров университета в то время были противниками Советской власти, многие в период господства белых на Дону активно сотрудничали с Калединым, Красновым и Деникиным, некоторые впоследствии эмигрировали за границу.

Задача состояла в том, чтобы перевоспитать старых профессоров, убедить их, что они могут успешно работать в советском университете. Это потребовало длительного времени и упррной, терпеливой работы .

Изменение социального и партийного состава студентов на первых порах оказалось довольно сложным, так как у рабочих и крестьян - бедняков, у их детей не было среднего образования. Поэтому состав студентов в 1920 и 1921 гг. мало отличался от предреволюционного.

Среди студентов были эсеры, меньшевики и кадеты, с которыми небольшой группе коммунистов, комсомольцев и передовой части беспартийной молодежи пришлось вести жестокую борьбу в первые годы существования советского университета.

В 20-е годы особенно не хватало руководящих кадров, ученых-коммунистов.


Петр Иванович
Лебедев

Профессор минералогии и петрографии

Петр Иванович Лебедев

являлся ректором с июля 1921 г. по декабрь 1922 г.

 

Петр Иванович как молодой, талантливый и прогрессивный ученый получил профессорское звание при Советской власти. При поддержке передовой части профессорско - преподавательского состава он многое сделал для налаживания учебной и научной работы. Будучи сам известным и активно работающим ученым, он помог наладить в условиях тогдашних материальных затруднений и издательское дело.

 

Перейдя в 1926 г. в Академию наук, Петр Иванович не порывал связи с университетом до самой смерти.

 


Лукьян Матвеевич
Ефременко

Особенно заметную роль в жизни университета сыграл первый ректор-коммунист

Лукьян Матвеевич Ефременко
.

В результате большой работы посоветизации университета Л.М.Ефременко в 1927г имел основание писать :

"Северо-Кавказский государственный университет к десятилетию Октябрьской революции является вполне советским университетом..."

В первые же годы существования университета при Советской власти проводилась большая работа по созданию новых и преобразованию старых факультетов. Стране требовались юристы, экономисты, учителя...

В 1921г. Высшие женские курсы и городской женский мединститут объединились с соответствующими факультетами университета, и этим был положен конец раздельному обучению мужчин и женщин в высших учебных заведениях.

В том же году вместо юридического и историко-филологического факультетов был организован факультет общественных наук с двумя отделениями -

К началу 1922/23 учебного года при университете организовали педагогический факультет в составе 4 отделений :

Затем физико-математический факультет присоединили к педагогическому.

После закрытия в 1924/25 учебном году Новочеркасского педагогического института, часть его студентов и научных работников перевели в университет. В 1926г. был открыт экономический факультет.

К 1930г. университет подошел с тремя факультетами :

которые были затем преобразованы в самостоятельные институты.

Организация рабфака осенью 1920г. явилась важным мероприятием по пролетаризации студенчества и подготовке квалифицированных советских кадров. Многие потом учились в университете.

До Октябрьской революции в университете не было ни одной женщины-студентки, в 1923/24 учебном году их было 1900. Пролетарская часть студентов обеспечивалась государственными стипендиями.

К 1930г. проблема пролетаризации студентов в основном была решена. Руководство университета и партийная организация, работая со старой профессурой, вместе с тем продвигали передовую научную молодежь на более ответственные посты, приглашали новых марксистко образованных научных работников.

В последующие годы число коммунистов в среде научных работников и их влияние на жизнь университета систематически росли.

1930 год был последним годом существования Северо-Кавказского государственного университета.

В начале января 1931г. в "Молоте" было опубликовано объявление :

"Северо-Кавказский государственный университет с 15 января сего года ликвидируется, и на его базе организуются следующие самостоятельные институты :

В конце 1930г. на базе факультетов выросли и существуют :


Варшавский период, 1817-1915 | РГУ, 1915-1930 | РГУ, 1931-1941 |
Военный период, 1941-1945 | Послевоенные годы, 1945-1957 |
РГУ, 1957-1985 | РГУ, 1985-2000 | Музей истории РГУ |

Главная страница